Выдержки из путевых заметок Л.И. Головачевой(полный текст статьи)

И вот я в Китае. Последняя встреча с ним была пять лет назад, и я оглядываюсь вокруг, ища перемены. Заметить их нетрудно. Еще в поезде попутчик-китаец предупреждал меня, что я не узнаю Пекина. Я его действительно не узнала. Он стал городом небоскребов. Небоскребы выросли стремительно, как грибы, причем совсем недавно, многие были еще с иголочки, их “введение в строй” подгадывалось к 50-летию КНР. . Новостройки свидетельствуют и о продолжающемся росте деловой активности (многие небоскребы – штаб-квартиры разных фирм), и о росте иностранных капиталовложений (многие из таких фирм – зарубежные), и об улучшении жилищных условий пекинцев (большое жилищное строительство, причем современные жилые дома строятся часто на месте старых страшненьких малоэтажек пятидесятых годов), и о развитии транспорта (строится Четвертое транспортное кольцо столицы). . Сначала меня очень огорчило то, что на месте бывших рынков, где можно было поторговаться и купить понравившуюся вещь сравнительно недорого, выросли многоэтажные магазины, где торговаться нельзя и цены высокие. Потом выяснилось, что в большинстве магазинов все-таки царствует частник и товаров на любой вкус по договорной цене по-прежнему много. Цены действительно выше, чем пять лет назад, но очень значительно выросла и зарплата местных жителей. С ростом зарплаты связано, в частности, исчезновение разницы цен на входные билеты в музеи, парки, монастыри для китайцев и иностранцев, так неприятно поражавшей последних в прошлом (теперь такая разница появилась у нас на постсоветском пространстве, и мы знаем, что это признак бедности местного населения). На улицах столицы впечатляет обилие книжных магазинов, они полны покупателей (можно и читать тут же, хоть целые часы), большое разнообразие книг: переиздания древних книг, философская и психологическая литература, переводы с западных языков, современная китайская беллетристика, классическая литература, в большой моде книги о традиционной китайской культуре. Это серьезные книги. Вестерны, приключения, детективы, рассказы о мастерах ушу – в мелких лавочках и на развалах, это ширпотреб. Огромные магазины с компьютерной литературой и компьютерными принадлежностями, около них рынок пиратских дисков, хотя это преследуется и осуждается. Компьютерные центры повсюду, здесь можно и снять компьютерное время, и послать электронную почту. Техника в почете. У многих в руках мобильные телефоны, по ним говорят на улице и в транспорте. Пекин стал городом сплошной телефонизации, тогда как десяток лет назад телефон на квартире был большой редкостью. В квартирах прежде считалось престижным иметь цветной телевизор, теперь же обязательно есть и видеоплейер и проигрыватели для жестких дисков. И все чаще встречается компьютер. Китайцы стали придавать большое значение внутреннему убранству своих жилищ. Ценится хорошая мебель, “стенки”, гарнитуры. В квартирах появились картины. Прежний аскетизм в интерьерах уходит в прошлое...

По окончании конференции я получила приглашение в далекую Юго-Западную провинцию Гуйчжоу на “Праздник культуры Ван Янмина”. Здесь следует сделать пояснение. Ван Янмин, знаменитый философ-конфуцианец конца ХV—начала ХVI века (эпоха Мин), один из наиболее проникновенных интерпретаторов Конфуция и блестящий мыслитель, оказавший огромное влияние на культуру Китая и Японии, был некогда сослан в провинцию Гуйчжоу императором, которого он посмел увещевать. В Гуйчжоу, живя в пещере, Ван Янмин получил “просветление”, понял, что такое “Дао”. Он выступил также первым просветителем местной народности мяо и создал учебное заведение, названное “Академией”. Впоследствии талант Ван Янмина вновь был оценен и его назначили губернатором южной провинции Цзянси, где он старался провести в жизнь свою философию

Провинция Гуйчжоу расположена в гористой местности, про нее существует поговорка: “В ее небе нет трех дней без дождя, на ее земле нет ровной площадки в три квадратных фута”. Она всегда была китайским захолустьем. Во время революции через нее пролегал путь китайской Красной Армии, вынужденной под напором войск Чан Кайши отступать из так называемого “Советского района” в провинции Цзянси в направлении к границам СССР. Поэтому провинция считается “старым революционным районом”. “Старые революционные районы” и сейчас в Китае самые отсталые и бедные территории. Они отдалены от главных путей мировой и внутрикитайской торговли, в них суровые природные условия и не хватает собственных средств для развития. Государство оказывает помощь, но надежной основой процветания, как известно, может быть только собственная самодеятельность населения. Сейчас в провинции Гуйчжоу начался экономический подъем. Правительство провинции заботится о том, чтобы одновременно росла и духовная культура населения. Проведение “Праздников культуры Ван Янмина” является одним из мероприятий в этом направлении. Жителям провинции прививают чувство гордости за то, что здесь жил столь высокоталантливый человек, являющийся примером того, что высоты духа могут быть достигнуты в суровых условиях. Я не изучала специально экономику Гуйчжоу и не могу представить здесь анализ причин ее экономического подъема, расскажу только об увиденном мною. Это, как говорят в Китае, впечатления путешественника, озирающего окрестности, “не слезая с коня”.

В числе группы иностранных ученых я прилетела в Гуйян, столицу провинции на самолете. Еще в воздухе я заметила странность открывающегося с высоты ландшафта: вся земля плотно уставлена близко друг к другу примыкающими остроконечными горами, похожими на детские куличики. Они не сливаются в хребты, но между ними нет и просветов. По дороге из аэропорта в город я увидела, что многие горы подвергаются разрушению. Из них берут щебень, причем не из одной какой-то, а, как кажется, из всех сразу. Первой моей реакцией было возмущение – так обращаться с природой! Вспомнилась сразу история крымской горы Гасфорт, судьба горы Брат на Дальнем Востоке, где я работала много лет. Их разрушение влияло на микроклимат местности и всегда было в центре внимания местных экологов. А тут – разрушаются все горы подряд! Позже я увидела лозунг: “Срывать горы и строить дороги!” Вот тут-то и вспомнилась упомянутая выше поговорка о провинции, где нет трех квадратных футов ровной земли. Это буквально так, и в провинции Гуйчжоу чтобы построить дорогу, а также чтобы “построить” поле, нужно срыть гору. Процесс срывания гор, развернутый в пространстве, мы наблюдали позже, во время поездок по провинции — вот здесь гору только начали “колупать”, а там от горы осталась только половинка, а там – только подошва, а там – уже устраивается поле. Это труд, который нам почти невозможно представить. Мы застали период сбора урожая риса. На полях установлены деревянные короба и снопы обмолачивают ударами о края этих коробов. Кое-где используются деревянные валки с ножным приводом. Вместе с тем в деревнях хорошие новые дома, в основном двухэтажные и трехэтажные. Люди одеты беднее, чем в других частях страны, но это не старая рваная одежда, а потом, они, в конце концов, на работе, а не на гулянье. Лица здоровые, на них нет следов голода или измождения. Веселые ребятишки. Дороги, по которым мы ехали, были отличного качества, так что наши крымские дороги невольно вспоминались с грустью. Видимо, здесь очень хорошо используются местные преимущества. В одном из уездов нас угощали медовой настойкой из грибов линчжи. Это мифический гриб бессмертия, с которым иногда изображается божество долголетия. Очень редкий и дорогой продукт. Он растет здесь, а теперь, наверное, и разводится, так как настои из него производятся промышленно. К местным преимуществам относится и история этого края. Провинция Гуйчжоу туристический рай, и все здесь направлено на развитие туризма. Город Гуйян необыкновенно красив, в нем множество древних храмов и монастырей. Все, что связано с Ван Янмином, предлагается на обозрение в самом великолепном виде. Пещеры Янмина, его Академия, его кумирня, новый музей – это еще и чудеса паркового искусства. Город расположен на живописной реке, он полон цветов и прекрасных деревьев. На широких улицах его с шести вечера шумит ночной базар, где все продается дешево, в отдельных улицах “обжорные ряды”, где турист может попробовать все изыски местной кухни, не заходя в рестораны. А в ресторанах представлена кухня всего мира. В уездах прекрасные пейзажи, здесь находится знаменитый водопад Хуангошу, про который говорят, что он “третий в мире по величине”. Здесь этнографические деревни народности мяо, где девушки и юноши в красочных костюмах покажут вам народные танцы и споют свои песни. И все это сейчас на службе развитию провинции.

Я решила не возвращаться после праздника Ван Янмина в Пекин. Рядом была провинция Сычуань и священные горы Эмэй, предмет моих многолетних вожделений. Но мои пекинские друзья, которым я об этом сообщила, были категорически против того, чтобы я отправлялась на Эмэй без сопровождения, они считали, что “это небезопасно”. Пришлось подчиниться, хотя решающим аргументом стало их заявление, что моих денег не хватит даже на одну ночевку в тамошней гостинице для иностранцев, а ночевать в монастыре иностранке не разрешат. Вместо Эмэя я доехала на поезде до Чунцина, столицы Сычуани, и села там на пароход, идущий вниз по Янцзы.

Л.И.Головачева,
старший научный сотрудник института
востоковедения НАНУ (бывший)

Теги: , ,

Эта запись опубликована Пятница, октября 3, 2008 в 07:10 и находится в категории: Путевые заметки. Вы можете читать эту запись через RSS 2.0 поток. Вы можете оставить комментарий, или поставить trackback на своем сайте.

Оставить комментарий

Имя (*)
Почта (не публикуется) (*)
Сайт
Комментарий